Kano Flamm
-Знаешь свой главный грех, Мэл? -Какого чёрта. Я обожаю все семь.
Пишет Гость:
20.06.2011 в 23:37


А пальцы у него жёсткие, совсем как во снах.
Об этом Призрак думает отстранённо, сквозь туман. Как о том, что завтра снова будет плохая погода. Как о том, что в ботинках у него хлюпает вода.
Как будто это не его плечо сейчас сжимают сквозь плащ, грозя сломать.
Затылок Призраку холодит каменная стена, под плащом ползут мокрицы, и сам Призрак сейчас прорастёт дождевыми травами, растечётся лужей, расползётся плесенью по камню.
- И тогда они меня больше не увидят, - сообщает он вслух.
- Ты псих, - говорит Белый, всё ещё задыхаясь. Его седые волосы липнут к щекам, на ресницах дрожат капли. Призрак думает об этом, чтобы не думать о другом. Например, о сапогах, под которыми трещат рёбра. О чужом клокочущем смехе. О собственном зубе, выбитом каких-то пять минут назад, до того, как пришёл Белый.
О дыме и копоти, и горящей пластмассе.
Призрак трогает кровоточащую десну языком. Солоно.
- Я нормальный, - говорит Призрак. - Я - нормальный. Я просто вижу будущее, а так я совсем нормальный. Я хотел предупредить. Я думал, что хоть они и сволочи, но не полные же отморозки.
- Ты псих, - говорит Белый. - А они полные отморозки. Нет, ну надо же быть таким ненормальным, а...
- Что? - спрашивает Призрак бесцветным голосом.

Что-то в этом голосе заставляет Белого замолчать. Он смотрит пристально, приподнимает подбородок Призрака пальцем - и недоуменно щурит серебряные брови.
- Эй, парень...
О том, что происходит дальше, не напишут в книгах и не снимут в кино.
Потому что это очень, очень стыдно, неприглядно и уродливо.
Призрак кричит.
Не по-призрачьи, не беззвучно. И не как банши. Он кричит как человек, кривя рот, дрожа губами, пытаясь ударить Белого всем, чем может - руками, ногами, чем угодно, как угодно. Он кричит бессвязно, зло, как человек, который знает, что умирает, и которому никто не пытается помочь.
Крик срывается на хрип.
Тогда Белый бьёт его по щеке, - несильно, как женщину, просто чтобы у Призрака не пошла горлом кровь. Призрак стукается затылком о стену, глаза у него тёмные, безумные. Как будто лопнула струна. Белый ещё не понимает, что это - то ли отпустило, то ли порвалось, - а Призрак вдруг вздыхает как-то странно, прерывисто, и вдруг до Белого доходит, что это всхлип.
Он плачет, чёрт возьми.
Призрак плачет.
Их Призрак - нет, его, его, Белого, Призрак, который на все побои отвечал ухмылками и сочился ядом, который в одиночку выкапывал могилу для своей бабушки-ведьмы под злые шепотки всей Окраины, который... Белый моргает и даже отпускает его плечо. А Призрак бьётся, рвётся прочь, рыдая так, будто у него с каждым всхлипом что-то вырывают из груди. И Белый понимает вдруг, что его нельзя сейчас отпускать. Ни в коем случае. Чёрт его знает, что с ним, таким, делать - но отпускать нельзя.
Пусть хоть в руку зубами вцепляется.

Пару раз приложившись головой об асфальт, Призрак затихает.
Белый дышит сверху рвано, часто. У него звенит в ушах. Дождь сыплет о куртку, чёрные косы Призрака мокро блестят в луже, жизнь, в общем-то, неплоха.
- Тише, тише, - говорит Белый непонятно кому, потому что Призрак и так уже тише некуда. Лежит, дышит. Веки красные. Губы тоже, поцеловать бы - но Белый не дурак и не самоубийца. Поэтому он просто гладит Призраку висок, вжимает в асфальт, улыбается осторожно.
- Тише, тише...
- Убей меня, - говорит Призрак с закрытыми глазами. Голос сорвал-таки, зараза умалишённая, ненаглядная.
- Да щас, - говорит Белый. - Только топор достану.
- Убей, - говорит Призрак. - Или сам встану и утоплюсь.
- Так я тебя и пустил. Лежи, отдыхай.
- У меня будет воспаление лёгких и я всё равно умру.
- Это тоже того... это... предсказание? - спрашивает Белый осторожно. Призрак морщится. Вроде как улыбнуться пытается.
- Житейская логика.
Белый тихо смеётся, Белому всё нутро выжигает желание поцеловать. Хотя бы просто в краешек рта. Ну, знаете, как в сказках. Поцеловал прекрасный принц спящую красавицу...
- Эй, Призрак. Посмотри на меня.
- Нет.
- Что, так и будешь лежать, зажмурившись? Посмотри на меня!
- Нет.
Белый фыркает, утыкается лицом в растрёпанные мокрые волосы на виске. Призрак вздрагивает, но молчит.
- Знаешь, что? - говорит Белый. - Я ведь тебе верил. И сейчас верю. Ну, что ты правда видишь.
- А все верят, - слабо отвечает Призрак. - Потому и бьют. Не верили бы, не бил бы никто.
- Тяжело?
- Нормально.
Дождь припускает сильнее.
- Больше не будут бить, - обещает Белый. - Пойдём куда-нибудь погреемся. Водоросли у тебя из волос вычешем. Выпьем чего-нибудь. Пошли?
- Ты никогда не забудешь, что видел это, - говорит Призрак странным тонким голосом.
- Что видел? - моргает Белый.
Призрак распахивает глаза - огромные, блестящее как тёмное стекло.
- Забудь, - говорит он быстро.
- Эй, подожди. Что я видел и что я должен забыть? Это какие-то твои колдунские штучки? Призрак?
Дождь лупит что есть сил, Призрак сплёвывает кровь в лужу и вытирает нос рукавом.
- Пошли греться и пить, - говорит он.

URL комментария